Значок сайта Журнал Африки

Тунис: есть ли у Кайса Саида средства, чтобы сыграть Робин Гуда?

В то время как президент Туниса Каис Саид в последние месяцы начал «уголовное примирение», чего нам ожидать от комиссии, ответственной за возвращение денег, присвоенных за последние двадцать или тридцать лет?

«Уголовное примирение», новую концепцию подписал Каис Саид. Президент Туниса считает, что сможет вернуть деньги, присвоенные бывшим диктатором Бен Али и его семьей до 2011 года, а также суммы, присвоенные после тунисской революции, чтобы направить их на проекты развития. На бумаге проект привлекательный. А на самом деле, не является ли это простым популистским заявлением?

Именно в ноябре прошлого года Глава государства создал эту знаменитую Уголовно-примирительную комиссию, которой он предъявил ультиматум: у этого учреждения есть полгода для достижения своих целей. Его президент Макрем Бен Мна был принят Кайсом Саидом в декабре. Последний попросил его «не отказываться от ни малейшего возвращения тунисскому народу, на что он имеет право». Другими словами, любой присвоенный тунисский динар должен быть возвращен официальному кругу на службу проектам развития.

Операция «чистые руки»

Создание этой комиссии следует заявленному президентом Туниса желанию начать операцию «чистых рук». В июле 2021 года Кайс Саид обвинил 460 бизнесменов в разграблении страны и предложил им сделку по «криминальному примирению». Полгода спустя при голосовании по закону о финансах 2022 года президент попросилинтегрировать налоговые поступления от неформального сектора в бюджет. Но в Тунисе, как и везде, борьба с контрабандой может оказаться утопией...

Поэтому, с одной стороны, интересен дискурс: бороться с казнокрадством и поставить деньги на службу народу. С другой стороны, трудно понять, как это станет возможным, несмотря на создание специальной комиссии. Однако Саид приводит цифры: он думает, что может вернуть 13,5 млрд динаров, что эквивалентно 4 млрд евро, с учетом денег, присвоенных при Бен Али.

Будет ли механизм примирения более эффективным, чем работа Национальной комиссии по расследованию фактов коррупции и хищений, которая мало что дала? Потому что помимо списка якобы коррумпированных политических и деловых деятелей было выписано всего несколько штрафов.

Невыполнимая миссия?

Тем более, что реализацию устройства кажется трудно защитить с точки зрения закона: как нападать на уже осужденных личностей? И как лица, ставшие фигурантами обвинений в хищениях, смогут защитить себя в стране, где очень трудно доверять системе правосудия? Прежде всего, как обеспечить эффективность данной комиссии там, где другие организации, такие как Комиссия по установлению истины и достоинству (IVD), потерпели неудачу?

В конце концов, действительно ли Кайс Саид намерен стереть прошлое? Или он просто хочет сделать рекламный ход, который позволит ему привить политическим лидерам и деловому миру идею солидарности с государством? Осталось всего несколько месяцев, чтобы комиссия поработала и сделала первые выводы. Тогда мы узнаем, может ли Тунис рассчитывать на деньги, присвоенные за последние двадцать лет.

Выйти из мобильной версии